Интересно

Про Тришку и Власия из Симбирска

Давно это было. Старцы уже плохо помнят, дедов, что им рассказывали. Но сказ ладно переходит из уст в уста.

Жили в Симбирске два молодца, Тришка и Власий. Оба молоды были, рукасты, да чином не вышедшие, в услужении у Бога находились, присматривали за храмами.

Тришка веселый парень был, на шутки богат, милостыню горожан всю в церковь сдавал. Целыми днями трудился, не покладая рук. Воды натаскать из родника, дров заготовить на обогрев, листву вокруг собора собрать, бедным хлеб и вещички раздать, все успевал. Себе ничего не утаивал и не укрывал. Не было дня, чтобы Тришка кому-то не помог бы, добрым словом или делом. А ночью, когда настоятель и прислужники по домам расходились, он самым главным в соборе становился. Его так и называли Тришка Троицкий, в честь главного городского собора стало быть. Весь люд его знал и всяк с ним здоровался и бедный и богатый, потому как знали, добром при случае ответит и зла в спину не пожелает.

Власий же, хоть и погодок с Тришкой был, но думою другою озабочен. Прислуживал при церкви Никольской, что в шаге от собора, был хмур и нелюдим, с народом речи заводил только по необходимости. Возложенные на него батюшкой обязанности исправно выполнял. Однако люди замечали, что все дела свои он злобой обговаривал и взгляды на людей бросал не добрые.

Была у Власия тайна черная. Никто про нее прознать не в силах был. Однако душила она его изнутри ежечасно. Никому не мог открыться Власий и от этого еще больше чернел от злобы. И только ликам святым, в церковной обители, ночами тайну свою открывал, в надежде на помощь божию.

А просил Власий у святых, порядок на земле навести. Негоже, говорил, этому выскочке и весельчаку, Тришке, главный городской храм хранить. Он то, Власий, куда больше в этом толк имеет, да не выдается ему случай, тамошнего батюшку в свою сторону обратить. Уж он то всяк ему уважение выказывал, просил в помощники взять. Мольбами проку не добился, силен у Тришки был задел.

Тришка же без зла и спеси, за друга Власия держал. Одно дело делаем, службу настоятелю оказываем. Бывало вместе снег с горки скатывали, площадь расчищая, а бывало и дровами зимой делились. И всегда Тришка с открытой душой и улыбкой Власия приветствовал, а тот, натужно улыбаясь, чертями Тришку хаял за глаза.

И вот довелось как-то настоятелям Троицкого собора и Никольской церкви вместе обедать. За разговорами к богу, за думой о пастве, случился у них разговор о быте церковном. И говорит тогда настоятель Никольской церкви:

— «Что-то батюшка, родники наши, на Полугорке совсем перестали воду пригодную давать. Что не день, тухлятиной воняет. Власия бывает дюжину раз прошу воды снести. Пол дня на это тратит, жалуется, что иссякают родники и вода в них не вкусная. Что делать будем настоятель наш?»

— «Да брешет твой Власий, есть вода. И вдоволь ее на полугорке. Пусть Тришке моему вопрос задаст. Он то покажет твоему убогому, где вода вкусная.»

На следующее утро подался Власий к Тришке с просьбой указать, где в роднике вода хорошая.

— «Конечно друже дорогой, пойдём со мной до родника. Вот только уверен я, что ты тот родник знаешь, где я вкусную воду беру!»

— «На полугорке?» — спросил Власий.

— «А где ж ещё! Конечно! Мне в храм оттуда только и таскать. Не в Волгу же ковш бросать, не пьют из неё нынче.»

И пошли они до родника на спуске, что прямо под собором на полпути к реке располагался. В те времена он считался главным, среди нескольких и имя имел Исаакиевский, по преданию Императором Петром названный.

— «Вот он мой родник, воды он полон и вкусная всегда она»- сказал Тришка.

Как только Тришка баллон подставил, родник забил еще сильнее и враз баллон наполнился. Взял Тришка ковш, зачерпнул воду в баллоне и враз всю выпил.

— «Эх и вкусная водица! Да ты что стоишь то, Власий, глаза выпучив?»

— «Да как же не дивиться, Тришка! Я ж тут воду и беру и тухлая она всегда!»

Подставил свой баллон к струе Власий, а она возьми и иссякни. И еле-еле тонкой струйкой потекла. Удивились хлопцы, и еще долго упражнялись в наборе воды. И по всему получалось, что у Тришки вода вкусная и её много, а у Власия наоборот. Эко диво дивное.

Помог Тришка Власию в этот раз воды хорошей набрать, да по простоте своей душевной, пообещал и впредь с ним за водой ходить, да помогать её набирать, чтоб настоятель его со двора не погнал.

Тем временем в народе шепот пошёл, что не всем на полугорке вода легко даётся. На оползни народ пенял, на ливни затяжные, по-всякому. Только заметно стало, если человек душою чист и крест имеет, вода сама в баллон стремится и вкус имеет замечательный.

А коли нехристь какая к воде потянется или камень за пазухой, да мысли чёрные, не спешит вода в баллон. А как в чашу попадёт, так вонять начинает.

Прознали об этом настоятели собора и церкви. Собрались у родника и отслужили молебен. А горожанам повелели, чтоб всяк к роднику спускающийся, мыслей чёрных сторонился, зависть и гордыню от себя гнал. А перед набором воды, просить милости у Бога и осенить себя крестом.

И правда, люди стали поговаривать, что помогают чистые помыслы хорошей воды набрать. А коли вода сразу не даётся, нужно опять на полугорку вверх подняться моля Бога о прощении грехов своих и с чистыми помыслами опять к роднику спуститься. Тогда водицы вдоволь набрать можно.

Так и закрепился в народе обычай очищения перед набором воды в Исаакиевском роднике. И даже когда в городе соорудили водонапорную башню и вода стала более доступной, ещё долго люди ходили к Исаакиевскому роднику. Не столько воды набрать, сколько для проверки чистоты помыслов своих.

К слову сказать, и Власий вскоре сам стал за водою ходить, без помощи Тришки. Люди говорили, что добрее он стал, улыбку на его лице видели и дела добрые у него получались.

Андрей Немоляев.

Свидетельство о публикации №219081600702

Добавить комментарий