Интересно

Ночь приведений.

Ночь. Красивая, летняя ночь первого воскресенья июня, практически полностью затянула Волгу. С Нового Венца Ульяновска не было видно ни одного моста. В такую темную ночь, создаётся впечатление, что уличные фонари совсем не помогают горожанам. Свет вроде как есть, но и он боится темноты, поэтому короток и не достаёт до дорожек.

Если бы кому-нибудь взбрело в голову посетить набережную в столь поздний час, он не встретил бы никого. Такое излюбленное место горожан, отдыхало от внимания к себе до первых лучей солнца.

И только в здании бывшего дворянского собрания, можно было заметить движение. Большой зал сооружения медленно обходил охранник. Он периодически останавливался и прислушивался. Не капает ли где вода? Делал еще несколько шагов и опять останавливался и прислушивался. Затем остановился около одной из колонн зала и зачем-то постучал по ней пальцем. Затем резко повернувшись принял одну из поз каратиста. В руке его возникла резиновая дубинка. Он обвёл взглядом весь зал. Было темно, а луна сегодня работать отказывалась.

Высокие белые потолки зала и белые колонны всё же немного освещали зал, и он отлично видел, тут нет никого и никого никогда не было, вот уже семь лет его ночных дежурств. Он знал это. Но надо же было себя как-то развлекать. Длинно зевнув, охранник пошёл в дежурку спать.
Ему было невдомёк, что сейчас на него смотрело четыреста пар глаз. Но он их не заметил, а они видели его. Такое бывает знаете ли в Ульяновске, один раз в год.

-«Господа и дамы приведения! Прошу тишины! Это обычный человек, он на работе. Давайте не будем на него отвлекаться! Позвольте считать наш ежегодный съезд приведений Симбирского края, открытым»» – приведение в виде высокого мужчины с длинными седыми волосами, стоявшее отдельно от толпы, обратилось к собравшимся.

Находящиеся в зале приведения захлопали.
Если бы могли видеть эту картину со стороны, отметили бы разношёрстность публики. Тут были и господа во фраках и цилиндрах, старики в ночных колпаках, была и молодёжь разного возраста. Объединяло их одно. Они не стояли на полу, а как бы парили над ним, едва касаясь.

-“Господа приведения, тише! Вот вы, приведения Цильнинского уезда! Чего шушукаетесь? Стойте, не шумите! Итак господа и дамы! Позвольте немного общих вступительных данных.”

-“За прошедший год, в наем Симбирском товариществе приведений, стало на восемь единиц больше. Это хорошо, коллеги. Есть у нас и потери, но общее количество говорит о приросте.
Итак за прошедший год нам удалось подселить двенадцать приведений в ранее пустующие дома. Стоит поблагодарить общество приведений Карсунского района, они постарались, подыскали пять зданий. Ну что. За прошедший год нами напугано сто пятьдесят тысяч горожан и гостей города, а так же более полумиллиона собак и кошек. Как вы понимаете, некоторых по нескольку раз. Должен сказать, что более трёхсот человек мы отвадили от пьянства, хотя есть и 12 случаев инфаркта по нашей вине. Всё как всегда.”

-“Друзья. Предлагаю избрать президиум. Для голосования предлагаю кандидатуру приведения дома Абушаевых. Многие давно просили ввести в президиум представителей татарских приведений. Ему более ста лет и по статусу может занимать место в президиуме. Пожалуйста оторвитесь от пола кто против!”

Из толпы приподнялись над полом метра на три две фигуры в цилиндрах и фраках.

-“Обоснуйте, пожалуйста”- обратился к ним спикер.

-“Абушаевы были крестьянами. Пусть зажиточными, но всё же крестьянами. У нас есть приведения которым более 200 лет и они дворянского происхождения и не разу не стояли в президиуме.”

-«Откланяется, так как вы в меньшинстве!»

-«Господа. Нам нужно выбрать ещё одно приведение в президиум»- заявил председательствующий.

-«Мы вам, председателю приведению дома Оболенских, доверяем.»

-«Спасибо господа, есть регламент, предлагайте.»

В центре зала опять поднялись над всеми два приведения, которые выступали ранее против.»

-«Предлагаем в президиум приведение рода Хованских! Это знатное приведение, регулярно проводит работу с населением села Архангельское. В облике губернатора Симбирска, шугает подгулявших в селе и в окрестных базах отдыха!»

-«Господа и дамы! Кто против данного предложения?»

Приведения в зале не сдвинулись с места.
-“Вот и ладненько. Итак, прошу приведение рода Хованских занять место в президиуме.”- объявил спикер.

Одно из приведение в первом ряду переместилось в президиум.

-«Господа и дамы приведения!»- продолжил выступающий, -“ Нам необходимо проработать несколько вопросов, прежде чем мы приступим к ежегодному празднованию дня приведений.”

-“Итак первый вопрос. Уважаемые друзья, понимаю, не в первый раз, однако, ответ дать надо. Поступило обращение от приведения имения Екатерины Перси-Френч с просьбой выделить ей здание для обитания на территории Симбирской губернии.”
Толпа зашумела.

-“Вы знаете, мои дорогие, что имение в Тереньге, некогда принадлежавшее графине, занято другими приведениями, в частности приведениями семьи Скребитских, чьим хозяевам здание принадлежало ранее.”

В толпе зароптали. Очевидно это и были приведения семьи Скребитских.
Выступающий продолжал:
-“Поэтому, приведение Перси-Френч вынуждено, проживать в Японии, где скончалась графиня, а бывая наездами в Тереньге, бродит по кладбищу, вокруг имения и пугает водителей на дороге.”

Толпа опять зароптала. Послышалось:
-«Пусть в Японии живёт, самим тесно!».
— «А чего она не прибыла на собрание?»

-«Господа. Прошу тишины. Давайте уважать старость и дам. Она пишет, что в японских домах очень низкие потолки, мало мебели и вообще пространства. Ей надоело сидеть поджав ноги на циновке. Её можно понять, ей простор нужен. Давайте подумаем, куда её можно пристроить.”

-«У нас есть подходящий дом в Скрипино, это её вотчина»- вспарило над всеми приведение в виде симпатичного мужчины средних лет.
-» Домик деревянный конечно, но зато природа вокруг замечательная. Опять же можно туристов пугать в Скрипинских Кучурах»- продолжило приведение мужчины.

-«Вот это дело. Спасибо приведению семьи Голицыных, за идею с домом. А вот по Скрипинским Кучурам не всё так гладко. Этот сад гигантских камней охраняет дед Кучурек со своими подручными. Можно и по шее схлопотать. Они охраняют туристов, а к нам присоединяться не желают, считают себя выше. А за дом спасибо. Мы ей его предложим!”

-“Попрошу без разрешения не исчезать”,- обратился к толпе спикер, увидев, что в толпе то тут, то там появляются дыры. –“К празднику приступим все вместе.”

-“Вопрос второй дамы и господа. Батюшка Симбирской епархии через упоминания в своих молитвах обратился к всевышнему с просьбой разобраться с приведением в Винновке, которое бегает по лесопарковой зоне в плаще и пугает прохожих тем, что раскрывает перед ними этот плащ! Представляете их ужас, когда они видят, что тела нет ?”

Толпа дружно засмеялась.
-“Мы, друзья, не против. Однако, у нас такое приведение не зарегистрировано. Кто у нас в Винновке за главного?”

-«Я, приведение имения Киндяковых!»- огласило себя красивое приведение в образе мужчины средних лет. –“Это приведение князя Мышецкого. Оно еще в прошлом веке вышло из нашей ассоциации и не желает с нами знаться.»

-«А живёт оно где?»

-“Да прямо в парковой зоне. Днём в беседке гончаровской сидит. Ночью по парку бегает”.

-«Помню, был такой! Надо бы его отловить, да беседу провести по привлечению к нашей ассоциации.”

-“Неее, пробовали, не хочет.”

-“А если мы его в дом подселим? Не согласится, отберём плащ!”

-“Хорошо. Я поговорю с ним.”- ответило приведение имения Киндяковых.

-“Далее друзья! Как вы помните, на собрании в прошлом году, вы отрядили меня в качестве гостя на 1450 съезд приведений Российского государства, которое состоялось в Крыму.
Передаю вам от всего съезда горячий привет. Должен вам доложить, что народу в Крыму не пуганного полно. Местное сообщество приведений не справляется, так как Крым, как вы все знаете, наш.
К нам поступило предложение, ежегодно, в курортный сезон, отправлять наших приведений в Крым. Местные товарищи обещали под это дело отдать Воронцовский дворец. Там всего одно приведение на весь комплекс, сейчас идут переговоры по Ханскому дворцу в Бахчисарае. Там может поместиться до пятидесяти сразу. От пещерных городов, катакомб я отказался сразу. Итак товарищи, есть желающие отправиться в Крым на сезон?”

Толпа радостно загудела.

-“Тогда прошу желающих передать в президиум заявления установленным порядком.”- провозгласил спикер.

Тут же по залу в сторону президиума по воздуху полетели буквы. Разные, большие и маленькие, белые и желтые, печатные и прописные.
Один из членов президиума сложил ладони тарелочкой и собрал все буквы. Они исчезли так же, как и появились.

Ловивший буквы заявил:»Поступило семьдесят семь заявлений.»

-«Ну вот и хорошо, пусть так и будет. Отправляем в Крым семьдесят семь приведений.»

-“Следующий вопрос друзья!”- продолжил спикер.

-“Мне передали, что на приведений Мелекеса наехали самарские соседи. У них видите ли переизбыток приведений на количество жителей губернии. Поэтому они повадились пугать людей из Мелекеса. Какие будут предложения? Кто желает выступить?”

Над толпой поднялось приведение во фраке и цилиндре. По его виду было понятно, что приведение весьма важное.
-«Позволите?»- обратилось оно к президиуму.

-«Друзья. Слово предоставляется приведению дома Баюшевых.»- объявил ведущий собрания.

-«Приведения Самары ещё совсем недавно по численности не обгоняли нас.»- начало приведение дома Баюшевых.
-«Однако, у них уже пару лет действует закон о приведенческом капитале. В связи с этим, приведения из разных мест, чьи хозяева когда-то имели отношение к самарским землям, потихоньку перебираются туда. Сообщество им дома подыскивает, капиталом обеспечивает. У наших хозяев всегда были тесные связи с Самарской губернией. Можем и своих потерять, перейдут на Самарские земли.»- рассказало приведение.

Толпа загудела.

-“Что предлагаете?” – спросил спикер.

Приведение дома Баюшевых продолжило:
-“Предлагаю издать указ о приведенческом капитале, равном Самарскому, или на один-два испуга больше. Так же создать комиссию по подселению вновь прибывших в дома по всей губернии.”

-«Точно! Желающих много будет, так как наши хозяева жуть как много наследили в Питере и Москве. У многих и тут и там имения были.”-заключил ведущий собрания.

— “Давайте голосовать!” -“Кто против, поднимитесь”.

Никто не поднялся.
-“На этом и остановимся.”- удовлетворённо кивнул ведущий.

-“Следующий вопрос друзья. Вы все знаете, что в этом году, от нас ушло наконец-то приведение Степана Разина. Не просто у нас складывались отношения. В последнее время оно совсем распоаясалось и стало пугать не только людей, разыскивающих в Сенгилеевских горах клад Разина, но и нас. Так вот, Московская ассоциация, куда оно подалось, попросило дать ему характеристику. Оно уже успело напугать тамошних руководителей.“

-» Надо сообщить правду!»- послышались возгласы.

-» Главное, чтоб они его обратно не выгнали!»

— «Если оно вернется, можем ещё от него по шапке получить!»

-«Друзья, с вашего позволения, я сам переговорю с московским руководителем ассоциации приведений Калите и постараюсь всё ему объяснить.”

-“Последний вопрос друзья. У нас реальные проблемы с водяными. И если со Свияжскими мы ещё как-то договариваемся, то с этой сладкой парочкой водяных из реки Симбирки найти общего языка не получается.
Дошло до того, что они в центральной части города народу напугали в этом месяце на 20% больше, чем все наши, живущие в этой части города. Непорядок друзья!”

Толпа неодобрительно загудела. То тут, то там слышалось:
-«Поймать!», -«Заколдовать!», «Замуровать!»

Председательствующий одобрительно обвёл всех взглядом и спросил:
-«Есть желающие спуститься в коллектор и напугать этих мокрых пакостников?”
Толпа враз стихла. Со стороны можно было видеть, как только что кричавшие о наказании водяных, отводят взгляды в сторону.

Председатель задумался и произнёс: -“Я думаю, нам стоит просить спуститься в коллектор уважаемое приведение Ильи Ульянова. Вот уж кого, а его-то они выслушают и намочить не посмеют.”

Толпа одобрительно загудела.
-“Так и поступим, попросим его, когда он вернется со слёта ученых приведений в Страсбурге.”

-“И последний вопрос друзья. Нынешний губернский начальник, Жаров, опять затевает какую-то стройку. Снова привлёк каких-то инвесторов. Я вас вот о чем попрошу. То, что люди строят корпуса заводов и фабрик, это нам хорошо. Чем больше зданий на балансе нашего отдела промышленных приведений, тем лучше.
А вот то, что в прошлый раз вместе с японскими инвесторами в составе их делегации приехало два приведения, это плохо. Целый месяц пришлось их пугать, чтоб убрались восвояси. А в Японии, как мы помним благодаря приведению Перси Френч, условия не ахти какие. Вот они, увидев такие просторы, уезжать-то не хотели. Попрошу внимательно отнестись к инородным гостям. Гоните их! Эта наша земля, Россия, отступать нам некуда!”

-“Господа и дамы. Официальная часть подошла к концу. Прошу всех на улицу, на Венец.”

Мимо комнаты охраны галдя и хохоча, прошла толпа приведений и вышла на улицу. Под тусклым светом фонарей, приведения стали видны ещё хуже. Некоторые частично.
Председатель собрания остался на ступенях и когда все вышли обратился к толпе:
-» Друзья! Приступаем к главной части нашего ежегодного собрания! Напоминаю, что до рассвета осталось четыре часа. Приступаем к ежегодному, совместному пуганию горожан Симбирска! Вперёд друзья! Охватите все улицы!”

Через пару секунд у здания дворянского собрания не было ни одного приведения.
Но уже через минуту, недалеко, в парке Дружбы народов и на Спасской площади можно было слышать крики и визг горожан.

Основная часть ежегодного слёта приведений Симбирского уезда началась успешно.

Добавить комментарий